Подписка онлайн

Легионеры над Кубанью

1 апреля 2014

Заря Кубани

«Какие еще «шахматисты»?» — удивится читатель. И окажется не прав, потому что в грандиозной воздушной битве над Кубанью весной 1943 года принимали участие десятки летчиков-«шахматистов».

Легионеры с Балкан

После оккупации Югославии в апреле 1941 года немецко-итальянскими вой­сками Гитлер создал марионеточное государство Хорватию. Лидер «новорожденной» державы А.Павелич объя­вил хорватов «арийским народом» и «прославился» организацией геноцида сербского населения. После нападения Германии на СССР Павелич призвал хорватов «принять участие в битве в рядах прогрессивных сил Европы». В итоге на Восточный фронт отправились три легиона добровольцев — воздушный, морской и сухопутный. 

Сухопутный, получивший наименование 369-й хорватский полк, стал единственной не германской частью, участвовавшей в штурме Сталинграда. В январе 1943 года полк подчистую был уничтожен во время советского контрнаступления. Морской, под названием 23-я флотилия минных тральщиков, действовал   на Азовском море (в том числе на побережье Славянского и Темрюкского районов). 

Хорватские летчики на немецких самолетах сражались на различных участках советско-германского фронта. Пилоты на бомбардировщиках совершали налеты на Москву, а на истребителях — воевали на Кубани. О 15-й хорватской эскадрилье, воевавшей в Приазовье в 1943 году в составе знаменитой германской истребительной эскадры JG 52, мы сегодня и расскажем. 

Немцы называли хорватских добровольцев «шахматистами»: легионеры носили на униформе нарукавный щиток с хорватским гербом, на котором в шахматном порядке располагались 25 красных и белых квадратов. Такая же эмблема была на боевой технике.

Над Славянской

Хорватские пилоты под командованием бойника (майора) Франьо Джиала прибыли на фронт в разгар сражений за освобождение Славянского района. Перелет на Кубань был омрачен несколькими происшествиями: три пилота совершили вынужденную посадку, а Иосип Чипич разбился насмерть. 

Первые же бои с советскими авиаторами охладили горячие головы многих балканцев.   В сравнении с 1941—1942 годами наша авиация выросла количест­венно и качественно. Первую боевую потерю хорватская эскадрилья понесла над ст. Славянской. 31 марта, во время ожесточенной схватки с советскими истребителями ЛАГГ-3, один из «мессершмиттов» был подожжен и упал на окраине станицы. Пилот Андел Антич сгорел вместе с машиной.

В огне боёв

Нелегко хорватам пришлось и в дальнейшем. Например, четвертого мая над рекой Куркой они «познакомились» с русской «экзотикой» — тараном. «Мессер» Виктора Михельчича столкнулся в лобовой атаке с истребителем Як-1 младшего лейтенанта Владимира Прохорова из 236-го авиаполка. Смекалистый советский пилот заранее расстегнул привязные ремни и открыл фонарь кабины. После того, как «як» ударил крылом вражеский самолет, Прохорова выбросило из кабины, и летчик успешно приземлился на парашюте. А вот у Михельчича шанса выжить не было: его «мессер» развалился на части и упал недалеко от станицы Крымской. 

По данным историка М.Зефирова, за апрель—май 1943 года   хорватская эскадрилья потеряла сбитыми и поврежденными 14 самолетов. 

Сами «шахматисты» отчитались об уничтожении тридцати советских самолетов. Одним из наиболее результативных хорватских асов стал Мато Дуковач, уверявший, что сбил больше десятка «красных».   Впрочем, в этих цифрах многие историки сомневаются: к подсчету сбитых врагов в национальной эскадрилье подходили очень «демократично». Хорватское начальство само решало, какие из заявок летчиков о «победах» следует подтвердить, а какие — отклонить.

Доверие не оправдали

Ожесточенное сопротивление «сталинских соколов» и слухи с родины, где в разгаре была война с югославскими партизанами под командованием будущего лидера Югославии И.Б.Тито, существенно снизили боевой дух «шахматистов». В мае хорватская эскадрилья понесла тяжелые потери, но на этот раз — не боевые. Сначала Никола Виче добровольно приземлился на территории, занятой советскими войсками, и сдался в плен. Оказалось, это только «цветочки». 14 мая перелетели на советские аэродромы под Краснодаром Богдан Вуйчич и Албин Штарк. Особенно скандальным было дезертирство Штарка: он считался одним из хорватских асов. Западный историк Мартин Фекетс пишет, что в ходе разбирательства немцы выяснили: в эскадрилье действует подпольная ячейка югославской компартии. Естественно, это вызвало полную потерю доверия со стороны командования немецкой эскадры, которое настояло на отправке хорватов на родину. Многие летчики 15-й эскадрильи приняли в Хорватии участие в борьбе с партизанами.

Финал

Попытка «реанимировать» хорватские истребительные эскадрильи для боев на Восточном фронте была предпринята в 1944 году. Немцы сформировали смешанную авиационную группу и направили ее в Восточную Пруссию. Просуществовала она недолго: хорваты вновь стали переходить на сторону Красной Армии. Так, 20 сентября 1944 года на наш аэродром перелетел самый результативный (45 побед) хорватский пилот Мато Дуковач. Махнув рукой на таких союзников, немцы отобрали у хорватов самолеты, а весь личный состав эскадрилий направили в пехоту. 

Судьба хорватских летчиков и техперсонала, которые воевали в 43-м на Кубани, сложилась по-разному. Многие погибли под гусеницами танков Т-34 во время советского наступления, кое-кто смог пробраться на родину, но пал от рук партизан, которые не щадили даже мертвых врагов. Победившие партизаны вскрывали могилы хорватских летчиков, воевавших на Восточном фронте, и ликвидировали их останки.

Перешедшим на советскую сторону повезло больше. К примеру, Албин Штарк после войны вернулся из плена и жил в Югославии. Мато Дуковач работал инструктором по пилотажу в Военно-воздушных Силах СССР, участ­вовал в арабо-израильских войнах, затем эмигрировал в Канаду. 

Андрей Силенко

Читайте также

Загрузить ещё
Поделиться с родными Поделиться с родными Поделиться с друзьями