Подписка онлайн

1 октября – День пожилых людей

1 октября

Анна Нестерова

Людмила Степановна Анисимова: «Я помогала детям найти дорогу в жизни»

Наш район богат удивительными людьми, и судьба каждого – интереснейшая история. Людмила Степановна Анисимова (в девичестве Скляр) – педагог с полувековым стажем работы, из которого 30 лет она преподавала в школах Узбекистана, а еще 20 – в Славянске-на-Кубани. Сейчас Людмиле Степановне 85, но события того времени до сих пор ярки в ее памяти.

Посланница от педагогики

Родом она с Кубани, с хутора Малаи Калининского района. После седьмого класса поступила в Красноармейское педагогическое училище. Простая сельская девчонка из большой небогатой семьи, вещи для которой собирали всем хутором, в скором времени освоилась. Феноменальная, по словам педагогов, память помогла Людмиле в учебе, и спустя четыре года она успешно окончила училище. Ей предлагали поступить в Ростовский пединститут, но в их семье уже был один студент – старший брат, и вторую родные бы не потянули. Тогда Люда дала себе слово всё равно получить высшее образование.

– Молоденьких выпускниц, тех, кто хорошо учился, распределили в Узбекистан преподавать русский язык, – вспоминает Людмила Степановна. – Нас было 40 девчат, нам дали хорошие подъемные, и мы отправились в Ташкент, а потом в Самарканд. В гороно распределили по районам – по одному человеку в кишлак. Я попала в Нуратинский район. Там была девятилетняя школа, рядом с которой располагались глиняные домики для сторожа и учителя – мое жилье. Комнатка и коридорчик, печка-буржуйка, в стене пробита дыра и вставлено стекло – окно. Рядом – отроги гор Хиндукуш и пустыня Кызыл-кум (Красные пески). И вот я одна в этой школе… Языка русского никто не знает, лишь мужчины, отслужившие в армии, худо-бедно изъяснялись…

Людмила Степановна Анисимова (слева) с подругой Людмилой Дегтяревой

Классы в девятилетке были полные – по 30 человек. Русский язык преподавали, как сейчас иностранный, – со второго класса. Людмиле было очень трудно, но она освоилась, быстро выучила узбекский язык, и общаться стало легче. Сначала жила в своей хибарке одна, потом сторож, которому в гороно поручили беречь молодую учительницу, разрешил своей дочке-шестикласснице ночевать с Людмилой, чтобы не было скучно и страшно. Рядом с домиком пролегала дорога в горы, по которой возили грузы, и случайные гости были не редкость. Им, конечно, не открывали, и сторож в случае опасности сразу приходил на помощь.

Целый год Людмила Степановна – одна-единственная русская – проработала в этом кишлаке. Она всей душой полюбила людей, которые ее тогда окружали, относились к ней с заботой, добром и уважением.

На второй год ее перевели в соседний Поярыкский район, в совхоз № 9, в котором жили ссыльные. В трех километрах от него была многонациональная школа, и Людмилу Степановну определили туда, дали классное руководство. Ей уже было легче, язык она знала, и даже родительские собрания проводила на узбекском.

– Дети там очень стремились учиться, поступать в техникумы, институты, – говорит Л. С. Анисимова. – В Самарканде обучение шло на русском языке, и поэтому ребята старались попасть в мой класс, чтобы выучиться и обеспечить себе путевку в жизнь. Выпускники школы сносно разговаривали на русском, и их, хоть и с дефектами произношения, принимали на русские факультеты. Особенно я помогала девочкам, которых там очень рано выдавали замуж, а многие из них этого не хотели. Ну и если девушка имела образование, калым за нее давали очень большой.

Родители приводили к Людмиле Степановне детей и после основных занятий, и она до глубокой ночи бесплатно занималась с ними. Поступившим в вузы помогала писать курсовые и контрольные. Многие выучились, стали врачами, учителями, зоотехниками…

Тюльпановая свадьба

Прошло три года, срок работы закончился, и Людмиле Степановне можно было уезжать домой. Но судьба распорядилась иначе: из армии в совхоз вернулся русский парень Василий Анисимов. Красивый, высокий, он вскружил голову молодой девушке, и вскоре Людмила вышла за него замуж.

– У нас даже не было обручальных колец, но зато мои ученики заполнили весь двор конторы, в котором отмечали торжество, тюльпанами. Приносили охапками – они как раз цвели… – вспоминает Людмила Степановна. – Мои подруги по училищу уехали, а я осталась. 

Молодые жили в бараке большой семьей – со свекровью и двумя ее сыновьями, готовили на бензиновом примусе. Позже построили свой большой дом, и помогать тогда пришли все соседи, знакомые: руками делали глиняные кирпичи и возводили стены. В Узбекистане у супругов Анисимовых родилось четверо детей.

– Рожали дома, в глинобитной каморке, – вспоминает Людмила Степановна. – Пришла фельдшер, поставила ведро воды, кружку, принесла буржуйку, стебли хлопчатника в качестве топлива и говорит: «Вот, подкладывай в печку и рожай». Трехмесячных малышей уже отдавали в ясли, а сами выходили на работу. Детей положат рядком, они, как галчата, рты открывают, и нянечка, которая по-русски знала только две фразы «ах ты мой дорогой, ах, ты мой золотой», кормила их из одной ложки манной кашей. Зато никто почти не болел.

Садик был рядом, и как только выдавалось окно в уроках, молодые учительницы бежали кормить детей, а потом – снова в класс. По субботам все ходили собирать хлопок. Комбайны убирали его не полностью, и на полях оставались полные коробочки. Хлопок был первосортный, экспортный, за него дорого платили.

Педагогический коллектив. 1975 год.

Людмила Степановна успешно окончила факультет русского языка и литературы в Самаркандском госуниверситете, одном из старейших в Средней Азии. Стало быть, слово свое сдержала – получила высшее образование.

Возвращение на родину

В 1979 году семья Анисимовых приехала на Кубань. По словам Людмилы Степановны, она очень привыкла к своему коллективу, и расставались они со слезами. В Славянске-на-Кубани она начала работать в старой школе № 17. Взяла группу продленного дня, вела уроки, подменяя других педагогов, причем брала ребят самого трудного возраста и поведения и добросовестно с ними работала. Могла наладить общение с самыми непослушными, относилась к ним терпеливо, с теплом. Через два года, когда построили новую школу № 17 на улице Победы, коррекционную школу, располагавшуюся в центре, перевели в здание, в котором преподавала Людмила Степановна.  Она осталась работать с трудными детьми до самой пенсии, вела домашнее обучение.

– Я работала в чудесном коллективе. И несмотря на то, что мои дети отличались особенностями здоровья и поведения, доброе отношение к ним дало свои плоды, – говорит Людмила Степановна. – Многие выросли хорошими людьми, устроились на работу, создали семьи, воспитали прекрасных детей.

На заслуженный отдых учительница вышла в 70 лет. По ее словам, уходя, она со слезами поцеловала чуть ли не каждый лепесток школьного цветника, выращенного руками педагогов и буйно разросшегося за эти годы.

Людмила Степановна уже и не вспомнит, сколько у нее было выпусков, но знает, что она помогла многим детям найти свою дорогу в жизни.

Читайте также

Загрузить ещё
Поделиться с родными Поделиться с родными Поделиться с друзьями