Подписка онлайн

Выручал казачий характер

19 февраля 2011

Заря Кубани

К 1820 году уже обозначились первые улицы станицы Петровской, а скрипучие возы запорожских казаков продолжали прибывать к новому месту жительства и службы государевых людей. Среди новоселов, остановившихся в краю камышей, терновника, плавней, были семьи Шеремет и Катречко — их потомки и сегодня в числе уважаемых станичников.

Казаки не только охраняли границу и растили хлеб, пасли табуны лошадей и стада скота, но и отстаивали интересы России. Сохранилась фотография Ануфрия Прокоповича Шеремета (на снимке), который с 1911 года и до революции нес нелегкую казачью службу. Но когда в 1917 году брат пошел на брата, казак Шеремет вложил шашку в ножны. Он не ушел за границу с отступающими белыми полками. И спокойно глядел в глаза тем, кто взялся ликвидировать казачество как класс. Расследование показало, что Ануфрий Шеремет не участвовал в карательных операциях, не имел батраков, семья своими силами добывала хлеб, растила пятерых детей.

В ту бурную пору беда миновала и семью казака Катречко. Да,  в военных походах участвовал, сабля не ржавела в ножнах, но то были ответные рейды за рубеж, чтобы отбить охоту врагу нападать на южные рубежи России. Петровчане не удивились, когда потомок славного рода Тимофей Григорьевич Катречко привел в церковь невесту — Прасковью Языкиевну. Гречанка — это не диво: венчались в местном храме казаки с турчанками, персиянками. Приняв христианство, чужестранки вели хозяйство, становились прекрасными матерями, умножали число чернобровых петровчанок, темноволосых лихих наездников.

У Тимофея Григорьевича Катречко и Прасковьи Языкиевны родилось десять детей — шесть сыновей и четыре дочери. Подросла молодежь, и так получилось, что породнились семьи Шеремет и Катречко — дочь первых Нина стала женой Афанасия Катречко. Молодых отделили, помогли построить просторный дом на хуторе Беликове. Афанасий Тимофеевич обучал красноармейцев дружить со своим конем, владеть саблей и карабином. Инструктор  не только передавал обучаемым тактику боя, но и воспитывал в них патриотов. В годы Великой Отечественной войны в конных рейдах по тылу врага, в неравных боях с танками оккупантов принимали участие подготовленные Афанасием Катречко бойцы. Самому ему воевать с фашистами не довелось. На скирдовании сена Афанасий Тимофеевич получил серьезную травму позвоночника. На фронт ушли его братья. В гражданскую войну погиб старший брат, Григорий Тимофеевич. Может, судьба будет милостивей к младшим: Артему — отцу четверых детей, Федору — отцу двоих малюток, Ивану — отцу четверых детей, к совсем еще юному, 1927 года рождения, Николаю? Но бескровных войн не бывает, и первыми гибнут самые отважные. Ни один из братьев Катречко не вернулся домой. А семья Шеремет оплакивала погибшего Михаила Ануфриевича. Прошли годы, прежде чем выяснились подробности. Артем Тимофеевич Катречко умер от ран в госпитале города Сухуми. Сражались, освобождая Украину, Иван Тимофеевич и Федор Тимофеевич, оба смертельно раненные поступили в госпиталь Донецка, в этом городе и похоронены в апреле 1944 года. Без вести пропал Николай Тимофеевич Катречко — выяснение его судьбы продолжается.

Из мужчин семьи Катречко в живых остался Афанасий Тимофеевич. Ему, инвалиду, приходилось только сжимать кулаки, глядя на оккупантов. Фашисты облюбовали большой и аккуратный дом семьи Катречко, разместили там штаб, а хозяйку Нину Ануфриевну с пятью детьми выгнали на улицу. Пришлось им ютиться в окопах, сараях. Сердобольные жители Беликова пускали к себе. В одной из хат скопилось пять семей, в том числе 20 детей. Нина Ануфриевна прятала от немцев корову, поддерживала молоком своих и соседских детей. Но фашисты нашли и забрали кормилицу.

Перед освобождением Беликова и Петровской Нина Ануфриевна помогла двум юным партизанкам провести разведку. Она намазала красивые лица девушек сажей, одела в тряпье. Так «наряжались» местные женщины. Оккупанты, глядя на них, морщились: «русские свиньи».

А потом заговорили «Катюши». В землянках, подвалах сбились в кучу молящиеся матери и дети. Фашисты жгли дома на хуторе Беликове, столбы дыма стояли над Петровской. Убегая, хватали невинных людей, угоняли их в рабство. Среди них оказался инвалид  Афанасий Тимофеевич Катречко. Был в нем крепкий казачий дух, в районе Каховки выпрыгнул он из вагона и через всю Украину, по тылам врага, пешком добрался домой за полтора года.

Оккупантов изгнали. А в колхозе оставались только женщины. Пахали они поля коровами, за трудодни работали до ночи. Изредка вырывались пешком к Азовскому морю, где местные рыбаки в обмен на сухофрукты давали столько рыбы, сколько унесешь.

В те голодные и холодные послевоенные годы никто не говорил: дети  — это обуза, зачем нищету плодить? Так, в семье Афанасия Тимофеевича и Нины Ануфриевны прибавилось еще четверо ребятишек. Всего — девять. Все выжили, стали достойными гражданами страны. Самая младшая, Полина Афанасьевна, 30 лет заведует фельдшерско-акушерским пунктом в поселке Вишневом, награждена многими почетными грамотами, пользуется у тружеников «Сад-Гиганта» авторитетом. Полина Афанасьевна продолжает поиски, хочет знать всё о своем казачьем роде.

Н.ЗАБОЛОТНЫЙ

Читайте также

Загрузить ещё
Поделиться с родными Поделиться с родными Поделиться с друзьями