Подписка онлайн

«Отомстили»… добротой

27 ноября 2010

Заря Кубани

Не нами подмечено, а есть строки в Священном Писании: надо отвечать своему обидчику добротой. Ударил он вас по правой щеке — подставьте левую.

Не в прямом смысле следует понимать эти слова. На торжество правоты и доброты надо надеяться, если у обидчика сохранилась хотя бы часть совести. Две человеческие судьбы наших земляков — тому наглядный пример.

Афанасий понравился Татьяне с первого взгляда. Стройный блондин с лучистыми голубыми глазами, застенчивый. В компании парней он отличался тем, что не курил, не пил, от него не слышали грубого слова. Каждый новый день знакомства открывал Татьяне новые черты Афанасия. Он не знал дороги на дискотеки, в рестораны — каждый час отдавал учебе, работе. Защитил диплом финансиста.

Таня тоже понравилась Афанасию: хозяйственная, предприимчивая, неунывающая. Знакомые и соседи были единодушны: хорошая пара, быть крепкой семье! Лишь одна из подруг сомневалась: «Таня, ты помнишь, кто водится в тихом омуте?» Ну, это, наверное, от зависти…

Они поженились, сняли квартиру, дружно бежали поутру на работу, спешили вечерами домой словно на первое свидание. Ни одного облачка в их чистых отношениях. Разве только одно маленькое недоразумение. На второй день после свадьбы молодой муж, разглядывая свадебное платье Татьяны, сказал: «Чистое, не мятое, можно продать за хорошие деньги. И золотые кольца не поцарапаны — знакомые в ювелирном магазине примут без скидки». Заметив удивление в глазах новобрачной, Афанасий поспешил сказать, что это шутка.

Подобные «шутки» стали повторяться всё чаще. Зачем жене шубка, если, по прогнозу, предстояла теплая зима? Зачем покупать конфеты, если в нашем организме картофель превращается в сахар? Эка невидаль — пляжи Черного моря, можно загорать на Протоке. Отмечать дни рождения — пережиток прошлого. Таня в бессонную ночь обдумала новые «шутки» мужа и пришла к выводу: во всём виновата его профессия. Она вошла в его плоть и кровь, рубль стоит перед глазами мужа на работе и дома. Не каждому специалисту дано оставлять вечером на работе все профессиональные заботы.

У молодых родился сын, расходы возросли. Таня обходилась без модной шубки, любимых конфет, не загорала в Анапе, но введенная Афанасием жесткая экономия и в отношении ребенка больно ранила ее. Она знала, что доходы семьи позволяют жить безбедно, но Афанасий отдавал деньги взаймы под большие проценты, что-то скупал, гонялся за ценными бумагами. Так не должно продолжаться! Татьяна серьезно поговорила с мужем. И тут увидела не голубые, а стальные глаза:

— Я не могу и не хочу жить как наши знакомые! Надо думать о завтрашнем дне. Деньги должны делать деньги! Я так надеялся, что ты будешь моим компаньоном.

Встретилась Таня с той подругой, которая с сомнением отзывалась об Афанасии. На сей раз та сказала:

— Ну что, черт рога показал? Мне довелось их увидеть, когда писали с Афанасием контрольную по математике в девятом классе. Попросила его списать решение задачи. Он спокойно ответил: сто двадцать пять рублей.

Татьяна и Афанасий развелись, когда их сын едва научился ходить. Жизнь кончилась, думала молодая женщина. Но всего через полгода встретила другого. Ожегшийся молоком и на воду дует… Весь свой жизненный опыт, советы родителей и друзей учла она, прежде чем еще раз сказать «да».

Жизнерадостный, добрый Федор стал настоящим мужем для нее и отцом для сына. Скрепило семью рождение дочери. Дни, месяцы, годы полетели как легкие облака по чистому небу. Но однажды Федор заметил, что Таня приходит с работы грустной. Ссылаясь на усталость, она в конце концов призналась:

— Федя, не ревнуй, не обижайся, выслушай меня! Очень тяжело, неизлечимо заболел мой бывший муж Афанасий. Вся родня, друзья отвернулись от него. Мне он тоже насолил своей жадностью. Но ведь Афанасий — отец моего сына. Можно, я навещу его?

— Немедленно едем! — услышала она в ответ.

Неузнаваемо изменившийся Афанасий был поражен, увидев в своей комнате Татьяну и ее мужа. Больного накормили, навели порядок в комнате, купили лекарство. Ему создали все условия, но на один—два дня. Понимала это и Татьяна, и Федор. Первым заговорил муж:

— Таня, я знаю твое доброе сердце и догадываюсь, о чем ты думаешь. Давай возьмем к себе Афанасия, пусть живет, сколько ему судьбой отведено.

Татьяна обняла Федора… Потрясенный, Афанасий не мог сдержать слез.

— Проклятые деньги! Забрали у меня ангела, — шептал он.

— А что, Таня, у тебя теперь два мужа? — спросила соседка-сплетница и осеклась.

В глазах Татьяны сияла та доброта, которую увидишь на ликах святых. Даже седобородые старики стали кланяться Татьяне и Федору при встрече и желать: «Храни вас Бог!»

Поучительна и вторая история. Молодость, ты не вечна! Забыл об этом кавказский джигит, орел, женившийся на нашей землячке Тамаре. Хороша юная жена! Стала она и хорошей матерью, подарив мужу двоих сыновей. Но горячая кровь горца бурлила при виде других женщин.

Изменил жене разок, другой, а потом — пошло-поехало. Тамара крепко повздорила с суженым, задала трепку его подружкам — ничего не помогло, улетел от нее орел.

На одну взглянет — хороша, на другую — еще пригожей. Наконец нарвался на ту, что попадаются всем гулякам. Она оставила его без кола и двора, без копейки в кармане, тяжело больным после ампутации ноги. Больно, страшно, но не смертельно: у него ведь половина аула родня. С трудом добрался туда — и, о ужас, никто из родных «не узнал» его, не открыл дверей. Аул в свое время провожал на Кубань молодого инженера, красавца. Чего он добился? Ему стало холодно, но не от вечернего тумана. И тут на плечо легла теплая рука Тамары, он услышал родной голос:

— Нагулялся, милый? Пойдем домой! Покрепче держись за меня.

— Если бы стегнула меня плеткой, не так пронзило бы меня, как ее добрые слова, — признался заблудший муж.

Н.Заболотный

Читайте также

Загрузить ещё
Поделиться с родными Поделиться с родными Поделиться с друзьями