Подписка онлайн

Доброму другу и партнеру «Зари Кубани», главному редактору газеты «Единство» Павловского района Владиславу Ивановичу Зинченко 75 лет

14 февраля

Анна Коробко

Юбилей Владислава Ивановича Зинченко – знаковое событие в журналистской среде Кубани. Конечно, к нему мы с коллегами готовились заранее, обговаривали, что подарить, какие слова сказать на торжественной встрече с юбиляром. Многие были приглашены Владиславом Ивановичем на праздничный обед, а мне он оказал честь и попросил быть тамадой. Это очень почетно и приятно, поэтому я с удовольствием согласился. Но, чтобы на отлично справиться с ролью ведущего я попросил именинника набросать значимые моменты и вехи его биографии. Но представьте, каково же было моё удивление, когда я получил текст от В.И.Зинченко, с которым я предлагаю ознакомиться и вам, дорогие читатели.

Прочитав его, вы стразу поймете, какой он, тот самый Зинченко – искрометный журналист, обладающий тонким юмором и прекрасным профессиональным чутьем. Словом, читайте и судите сами.

С уважением, главный редактор газеты «Заря Кубани» Владимир Дейнега.

Вместо пособия для тамады (Пей до дна, если просит тебя тамада)

Всё в жизни происходит случайно

Случайно я появился на свет 14 февраля 1945 года. Отец, участник Сталинградской битвы, вернулся с фронта инвалидом – получил ранение в ногу, а не в какое-то другое место. А мог, как миллионы соотечественников, остаться в земле родной. Не знаю, был ли я желанным ребенком, но хочу заметить, что в те годы в стране были запрещены аборты.

Случайно стал журналистом. В районной газете появилась заметка о баскетбольном матче. Автор её явно не разбирался в этой игре, чем вызвал смех ребят. И они поручили мне сходить в редакцию и кое-что там объяснить. Идти туда  я очень боялся, думал, что работают там не простые люди, а небожители. Они оказались как и все – шутили, разыгрывали друг друга и даже водку пили. Редактор, незабвенный, мудрый, очень скромный Николай Васильевич Шестаков меня внимательно выслушал и спросил: а где вы играете следующий матч? И, услышав мой ответ, сказал, вот и напишите небольшой отчет сами.

Так в декабре 1964 года (страшно вам, молодым, называть эту дату) появилась моя первая заметка. А через полгода я был принят в штат редакции. Автором той публикации, вызвавшей смех, оказался очень интересный человек, ставший одним из моих наставников – в спорте, правда, он мало разбирался, но хорошо писал не темы экономики.

Журналистами в редакции работали только мужчины, почти все были фронтовики, как и мой отец, его братья и братья мамы. Поэтому о войне я знал не только из книг и фильмов.

За свою долгую 75-летнюю жизнь я бывал в разных экстремальных ситуациях и несколько раз мог отправиться на иной свет. В пятилетнем возрасте едва не погиб, когда вместе с отцом ехал в трофейном Виллисе и при спуске с горы у него отказали тормоза. Но погиб не я, малыш, а сидевший рядом с водителем уважаемый всеми председатель райисполкома.

В первом классе попал под сани,  несущиеся в свадебном картеже. И чудо! Остался невредим, полозья искромсали только портфель. В четвертом классе в лютый мороз провалился в прорубь. Случайно меня увидел рыбак и вытащил из ледяного плена.

Случайно не погиб, когда ехал в Новороссийск на журналистскую рыбалку. Спас меня, себя и моего коллегу редакционный водитель Сергей, мастерски увернувшийся от лобового столкновения со встречной машиной, за рулем которой сидел уснувший мужчина. Наш автомобиль пролетел в воздухе метров 50 и приземлился на мокром озимом поле.

Мой юный друг, уважаемый тамада Владимир ибн Михайлович (в отличие от Александра Ивановича Корейко ты не подпольный миллионер). Спасибо, что напомнил еще об одном случае, когда трое редакторов с Кубани – ты, я и Володя Касютин, который работал тогда в Крымске (сегодня Владимир Леонидович главный редактор журнала «Журналистика и медиарынок», секретарь Союза журналистов России), едва не погибли в столице нашей Родины. Было это 23 октября 2002 года.

Владимир Леонидович купил три билета на мюзикл «Норд Ост», он шел на Дубровке в здании Театрального центра. Ты же предложил съездить в Государственную Думу в гости к Виталию Ивановичу Севастьянову. Я долго думал и выбрал космонавта, узнав, что мюзикл поставлен по роману Каверина «Два капитана» – книге, которую все мы любили в детстве. Но не мог представить, как мужественные герои этого романа будут петь.

Мы провели прекрасный вечер с дважды Героем Советского Союза. Когда-нибудь я об этом напишу. А Касютин на Дубровку не поехал. Когда вернулись в гостиницу, узнали из теленовостей о страшной трагедии – театр захватили террористы, погибли 174 человека. В числе их могли оказаться и мы.

А небольших случаев в моей жизни было немало. Меня, трехлетним украли цыгане. На рынке увидела соседка и с помощью милиционера отбила у похитителей.

Случайно, дважды, я отставал вместе с коллегами от поезда. Но это всё мелочи.

Случайно в Ростове-на-Дону, где учился заочно на отделении журналистики в Высшей партийной школе, вмешался в уличный конфликт и попал в отделении милиции, которое затем направило «телегу» в вуз. Если бы не был отличником, исключили бы точно. Кстати, (не хвастаюсь, это факт) из почти ста слушателей курса я один сдал все три госэкзамена на «отлично». Но ты, Владимир Михайлович, этот факт не озвучивай во время застолья. Его я привожу для тебя, чтоб не считал меня недоразвитым.

Надеюсь, что на склоне жизни, избегу всяких экстремальных ситуаций. Но всё равно часто вспоминаю известные строки Николая Гумилева:

«И умру я ни на постели,

При нотариусе и враче,

А в какой-нибудь дикой щели,

Утонувший в густом плюще»

Случайно познакомился в парке с красивой девушкой, которая 52-й год мучается, живя со мной. Я всегда подчеркиваю, что её семейный стаж перевалил за сто лет, так как год жизни со мной нужно считать за два.

Случайно и редактором стал. В феврале 1984 года проходили выборы в Совет Федерации Верховного Совета СССР, и одна семья (отец, мать и 18-летний сын) категорически отказались голосовать за единственного кандидата Михаила Зимянина. Меня райком партии закрепил за избирательным участком. Раз семь в составе разных делегаций я ездил в эту семью, чуть ли не на коленях умолял её проголосовать. Но мама (она была главной в семье) категорически отказывалась это делать из-за того, что её якобы незаслуженно уволили с работы. Первый секретарь выругал меня по телефону: «Какой же ты, к черту, журналист, если не можешь уговорить эту бабу». Не мог уговорить её и председатель участковой комиссии Николай Тимошенко, ставший впоследствии известным в крае хозяйственником и Героем труда Кубани. А утром, после бессонной ночи, я уже был в крайкоме партии. Вячеслав Смеюха, завсектором печати, твердо сказал секретарю крайкома партии Борису Кибиреву: «Нельзя его назначать редактором – он спит на ходу». На что Борис Григорьевич предложил утвердить меня с испытательным сроком. И этому сроку уже 36 лет.

О моих наградах ты знаешь все – медаль «За доблестный труд. В ознаменование 100-летия со дня рождения В.И. Ленина», медаль «За выдающийся вклад в развитие Кубани», III и II степеней, звания «Герой труда Кубани», «Заслуженный работник культуры России», «Заслуженный журналист Кубани», «Заслуженный работник культуры Кубани», «Почетный гражданин Павловского района». Конечно, любой человек этим может гордиться, в том числе и я. Но, для меня самая большая награда (это не высокие слова) – доброе отношение коллег, коллектива и признание моих заслуг в журналистском сообществе.

С любовью к тебе и кое-кому еще, Владислав Зинченко.

Читайте также

Загрузить ещё
Поделиться с родными Поделиться с родными Поделиться с друзьями