Подписка онлайн

Агитбоец Василий Мищенко

16 марта 2010

Заря Кубани

Когда началась война, три брата Мищенко высказали в военкомате пожелание: хотим служить вместе, плечом к плечу громить врага. Их выслушали, но в итоге братья оказались в разных «котлах» растянутого фронта, в разных родах войск.

Уже на передовой у Василия спросили:

— Немецкий язык знаете?

— Да, владею свободно.

— Радиоспортом увлекались?

— Да, к тому же электрик.

И командир полка сообщил бойцу, что его будут готовить в агитаторы. Предстоит пробираться поближе к окопам фашистов и рассказывать им правду о войне. Задача сверхтрудная: Красная Армия отступала, гитлеровцы были опьянены первыми успехами. И потому полной неожиданностью для них стал голос, звучащий над окопами:

— Солдаты Германии! С вами говорит рядовой беспартийный красноармеец. Я хочу сообщить вам только правду, каждое мое слово вы можете проверить. Солдаты, Гитлер обманул вас, обещая легкую победу над СССР и парад на Красной площади седьмого ноября текущего, 1941-го, года. Побывайте у стен Бреста, на западных пограничных заставах Советского Союза — там сейчас сплошные леса из березовых крестов. Ни легкой, ни трудной победы вы не дождетесь. Вспомните все войны, которые вела Германия против России — только поражения, позор и разорение. Вы не знаете нашей страны, она еще не расправила плечи.

Просвистела, плюхнулась невдалеке первая мина, за ней другая. Косматые взрывы подняли пыль, вырвали с корнем деревья. Не понравилась фашистам правда. А Василий продолжал:

— Солдаты! Вспомните первую мировую войну. Ваши отцы братались в окопах с нашими, строили в Германии и России демократические государства. Фашизм — это и ваш, и наш враг, который превращает немецкий народ в убийц.

Минометы били прицельно. Но оглохший, присыпанный землей агитатор Мищенко всё же довел передачу до конца.

За ним охотились немецкие снайперы, а минометчики перепахивали землю до грунтовых вод. Однажды разведка донесла, что за речушкой собрались роты, укомплектованные предателями.

— Земляки! Тысячелетия не смыли греха Иуды, сотни лет спустя наш народ с презрением говорит о Мазепе и других предателях. Вы хотите такой же «славы» себе и вашим семьям? Переходите линию фронта, помните: Родина накажет, Родина и помилует — на то она и мать!

Агитбоец видел первые два взрыва, а третий разглядеть не успел — прогремел рядом с окопом… Василий пришел в себя только в немецком грузовике. В кузове находилось еще семеро красноармейцев в окровавленных гимнастерках, с повязками на головах и руках.

В лагере для военнопленных к Василию подошли двое в штатском. Беседа была короткой.

— Вы есть русский радиозольдат… Предлагаем заниматься тем же за хороший паек.

— Нет! — коротко ответил контуженный боец.

В тот же день он оказался в вагоне и ехал, казалось, целую вечность. Выгрузили пленных в Норвегии, у пропахшего рыбой причала. Приказали: работать честно, не воровать — иначе расстрел на месте. Голодные красноармейцы строили здания, катали бревна к пилораме. Василий умудрился спрятать под одеждой полоски рыбьего филе. Друзья по бараку поблагодарили кормильца и попросили отдать часть «добычи» тяжелораненому артиллеристу, ничком лежащему в углу. Василий подошел, взглянул на человека с повязкой на голове и обмер: это же его родной брат Федор! Тесен мир… Но жесток. Кто-то донес, что Василий носит рыбу пленным. Его перевели работать на отдаленную пилораму. А брат Федор умер без медицинской помощи и должного ухода.

Победа! Василий Мищенко и не думал, что за первым кругом ада его ждет второй.

— Агитатор? Ну расскажи, почему предал Родину, почему не застрелился? Ты же знаешь, что сказал Верховный главнокомандующий: «У нас нет пленных — есть предатели».
Как застрелиться, находясь в бессознательном состоянии и погребенным в окопе, сотрудники «СМЕРШа» не объяснили. Суд был коротким: десять лет лишения свободы. Отбывать наказание — на лесоповале. От немецкого хлеба с опилками желудок уже кровоточил. От русской пайки и тяжелых бревен здоровье не улучшилось. Обстановка в лагере — уголовники ходят в бригадирах, взяли в свои руки пекарню и столовую. Самые тяжелые работы доставались бывшим офицерам, священникам, ученым. Через месяц Василий понял, что конец его близок. В минуту горького раздумья он увидел рядом с собой священника.

— Сын мой, я верю в твою невиновность и хочу спасти от смерти. Приходи ко мне, научу затачивать пилы, топоры.

И это спасло Василия Мищенко. Даже уголовники с уважением стали относиться к мастеру по наладке пил, иногда давали ему лишний кусок хлеба.

1955 год. Василию Ефимовичу 34 года. Вот и пришла свобода! Это начало или конец жизни? Как-то довелось ему присутствовать на смотре художественной самодеятельности школьных учителей в станице Славянской. На сцене — «Шельменко-денщик». Одну из ролей играла 20-летняя бухгалтер школы №5 Лидия Андреевна… Не сразу решился подойти к девушке. Но как только взглянули они друг другу в глаза, сразу поняли: их свела судьба.

Всё успел солдат: выучился на бухгалтера, построил дом, вырастил чудесный сад, в котором играли сын Володя и дочь Лилия. До последнего дня жизни Василий Ефимович Мищенко был счастлив в кругу семьи.

Н.Заболотный

Снимок из семейного архива

Читайте также

Загрузить ещё
Поделиться с родными Поделиться с родными Поделиться с друзьями