Подписка онлайн

Ель у калитки

16 февраля 2010

Заря Кубани

Своего старшего брата Николая Ивановича Завгороднего помню мало, поскольку мне в 1941 году, когда он уходил на фронт, было всего пять лет. Мать мне много рассказывала о нем. И всегда тяжело вздыхала и плакала. Николай для мамы после отца (он умер в 1940 году) стал и за старшего, и за хозяина, и за надежного защитника и помощника.

Брат был парень высокий, сильный, стройный, красивый, спокойный, покладистый, уважительный, всегда мог защитить слабого. Ему не составляло больших усилий выехать на велосипеде на пятиметровую дамбу. Окончив семь классов школы, Николай пошел работать в колхоз в садово-виноградную бригаду. Пятнадцатилетнего паренька там учили сажать деревья, поливать, обрезать их, обрабатывать против вредителей и болезней. Такие же работы выполнялись на винограднике.

Когда брату исполнилось шестнадцать лет, бригадир послал Николая в станицу Крыловскую на питомник за саженцами. В один конец — около 200 км. Брат поехал на подводе, запряженной двумя лошадками. А когда возвращался с саженцами домой, разразился ливень. Дело было осенью. Похолодало. Что делать? На бричке полтысячи дефицитных саженцев! И Николай, обняв деревца, прилег на них и начал засыпать. Подогнал подводу к какому-то двору, остановил ее у изгороди и уснул. Добрые люди помогли: чаем горячим напоили, накормили, одежду высушили. Тем временем погода наладилась, Николай благополучно добрался домой.

А однажды, спасая тонувшую в Протоке девчонку, брат вытолкнул ее на берег, а сам попал в водоворот. Хорошо, подоспели взрослые, спасли Николая.

У нас в огороде рос огромный грецкий орех. Ствол снизу — в три обхвата, высота — более тридцати метров. Сверху были видны окрестности хутора: зреющие хлеба, поля подсолнечника, ровные ряды деревьев колхозного сада. Красота! Как-то ветка обломилась, и брат рухнул наземь… Через наш двор к Протоке ходили за водой соседи, наткнулись на Николая и опять спасли его. Везло брату, словно был он заговоренный…

Но вот пришел страшный 1941 год. Николаю не было еще восемнадцати, но осенью его мобилизовали. В солдатских треугольниках он сообщал, что попал в разведку, воюет под Новгородом. Однажды его друг хуторянин Иван Цепкало написал, что Николай тяжело ранен, лежит в госпитале. Осколок снаряда пронзил спину брата сверху вниз. Плакала мама, плакали мы, три сестры и я, семилетний брат. А весной 1943 года на имя мамы Завгородней Прасковьи Ефремовны пришла «похоронка»: «Ваш сын Завгородний Николай Иванович, 1923 года рождения, геройски погиб 23 февраля 1943 года под деревней Реутово Старорусского района Новгородской области». А внизу приписка: «Ваш сын не успел получить очередную награду — орден Красной Звезды. Награды родным и близким не вручаются». Нам прислали его первый орден Красной Звезды, медаль «За отвагу».

В 1968 году я ездил на место захоронения брата. Его прах перенесен в братскую могилу в деревню Стариково Старорусского района. Я привез венок и вместе с сельчанами возложил его на братскую могилу. Вся деревня пришла почтить память погибших за их малую родину, за нашу страну. Я с благодарностью вспоминаю главного агронома местного совхоза «Комсомольский» Потапова Рудольфа Тимофеевича, бригадира Вивденко Анастасию Ивановну, всех пришедших на митинг и выразивших мне соболезнование и благодарность за героизм брата.

Рядом с братской могилой протекает речушка Редья. Я умывался в ней. Вода течет красная — родники проходят через такую почву. Но и новгородская земля пропитана кровью наших солдат… На льду этой речки фашисты установили пулемет. Видимо, у реки и сложил голову мой брат, командир отделения разведчиков сержант Николай Иванович Завгородний.

Вернувшийся с войны земляк, его друг Иван Агеевич Цепкало рассказал о последней встрече с моим братом. Он и его солдаты шли в разведку.

— Ну, давай, Ваня, обнимемся на прощание, — сказал Николай. — Может, в последний раз…

Так и получилось. Разведчики задание выполнили, но своего командира доставили мертвым…

Из мест, где воевал и сложил голову мой брат, я привез березку и пару елочек, посадил их у самой калитки. Около калитки — лавочка. На ней частенько отдыхаем не только мы, родственники Николая Ивановича, но и соседи, прохожие. У калитки всегда тень от елки. Не раз бывала у нас дома и сидела на этой лавочке и невеста брата Маруся. Она так и не вышла замуж. Всю жизнь ждала Николая…

А.Завгородний, х.Бараниковский

 

Читайте также

Загрузить ещё
Поделиться с родными Поделиться с родными Поделиться с друзьями