Подписка онлайн

Линии фронта не было…

13 февраля 2010

Заря Кубани

Игорь Вениаминович про службу в Афганистане старается не вспоминать. Больно… Но в этот день не говорить о той далекой и близкой войне просто нельзя. Далекой, потому что было это за тысячи километров от России, да и прошло уж больше двадцати лет. Но близкой, потому как все так же ноет в груди, когда вспоминаешь боевых товарищей и пыльно-коричневые пейзажи немирной республики…

Первого августа 1985 года под крылом самолета, в котором находился еще «зеленый» солдат-срочник Игорек Востриков, выпускник восемнадцатой школы Славянска-на-Кубани, первый раз мелькнули афганские горы. Новобранцев приняла посадочная полоса Шендантского аэродрома. В его окрестностях советским воинам предстояло выполнять интернациональный долг.

— Разговоры об Афгане шли еще когда мы стояли на карантине в узбекистанском Термезе, но, честно говоря, до последнего момента не знали, куда отправят, — рассказывает И.В.Востриков. — Первые впечатления? Жара страшная, в тени бывало и 50 градусов, выжженная трава, ветерок-афганец закручивает в воздухе столбы пыли. Тогда подумалось, что, наверное, это и есть атрибуты настоящей войны.

Игорь стал санинструктором в третьем батальоне 101-го полка, базировался который на сопке в районе провинции Герат. Жили в палатках, в одной помещался взвод. Здесь они отдыхали между рейдами. Недалеко солдаты вырыли бассейн, чтобы хоть как-то спасаться от изнуряющего зноя. Зимой топили «буржуйки».

— В Афгане не было линии фронта, — продолжает И.В.Востриков, — нельзя было сказать: тут — свои, а там — враги. Смерть, стрельба, чувство постоянной опасности… Все это постепенно стало обычным.

Группы уходили на задания по уничтожению бандгрупп примерно раз в месяц. Каждый тащил на себе килограммов сорок: бронежилет, патроны, автомат, сухпаек и вода. Такие нагрузки могли выдерживать только те, кто был хорошо подготовлен. Не раз наш земляк участвовал в боях… Одним словом — служил Родине, выполнял приказы командиров.

— Душманы прятались в кяризы — так назывались колодцы, из которых когда-то добывали воду, — поясняет он. — Подземными лабиринтами было пронизано все вокруг, и афганцы прекрасно знали тайные ходы. Такие же и жилища у них: в один ход впрыгнул, из другого выстрелил, через третий убежал.
— Мирное население нас, советских солдат, или как они говорили «шурави», встречало нормально, — добавляет Игорь Вениаминович. — Народ там неплохой, трудолюбивый, но жил еще в четырнадцатом веке — это по их летоисчислению. Помню такую картину: работает афганец с деревянной сохой, а на шее магнитофон «Panasonic» болтается. Страна контрастов…

За успешное выполнение боевых задач и спасение немалого числа жизней сослуживцев Игорь Востриков во время Афганской кампании был награжден медалью «За отвагу» и грамотой Верховного Совета СССР, впоследствии — множеством юбилейных наград.

Вернувшись домой, боевой сержант отправился на Север немного подзаработать. Со временем поступил в Тюменскую высшую школу МВД, окончил ее, устроился в органы внутренних дел. В 1999 году вышел на пенсию и вернулся в родной город Славянск-на-Кубани. Сейчас трудится на охранном предприятии «Гарант» заместителем директора.

— Обязательно пойду с товарищами посмотреть «Кандагар», фильм про пленных российских летчиков, — говорит он в заключение. — Ведь действие происходит в Афганистане…

15 февраля Игорь Вениаминович вместе с друзьями-«афганцами» придет к Вечному огню. И в мыслях каждого промелькнет что-то памятное из тех далеких и близких лет…

А.Моргунов

Читайте также

Загрузить ещё
Поделиться с родными Поделиться с родными Поделиться с друзьями