Подписка онлайн

Партизан, пехотинец, морской десантник, танкист

11 февраля 2010

Заря Кубани

Рабочий на военном заводе, партизан, пехотинец, морской десантник, танкист — кем только не пришлось побывать в годы Великой Отечественной войны Виктору Антоновичу Мирошниченко. В свои 83 года он сохранил ясную память.

«Выбирайтесь, как можете!»

— Когда началась война, мне было 15 лет, оканчивал школу-восьмилетку в станице Красноармейской (ныне Полтавская), — рассказывает ветеран. — В 1942-м поехал в ремесленное училище в Новороссийск. Когда фронт подошел к Краснодару, нас направили в краевую столицу. Днем трудились на фабрике противопожарного авиаоборудования, а вечерами рыли окопы на подступах к городу. Накануне прорыва немецких войск к Краснодару рабочим, не достигшим призывного возраста, выдали документы и сказали: «Выбирайтесь, как можете!». Станицу Красноармейскую фашисты к тому времени тоже заняли. Что делать? Двинули напрямую через лес на Новороссийск.

В горах ребята наткнулись на домик лесника. Выслушав историю их скитаний, тот сказал: «Хлопцы, сейчас в Новороссийске ад — бомбят круглые сутки. Не дойдете. Отдохните, а завтра я вас сведу в местный партизанский отряд». Так В.А.Мирошниченко стал партизаном.

Народный мститель

— Отряд наш был небольшим — около 60 человек, — вспоминает Виктор Антонович. — Дислоцировались мы около поселка Горного, жили в землянках. Личный состав был, что называется, с бору по сосенке — разных национальностей, возраста. Устраивали диверсии на железной дороге, уничтожали мелкие группы оккупантов, расправлялись с их пособниками. Например, однажды прилюдно казнили трех полицаев в Нижнебаканском. Нередко приходилось мне бывать связным с подпольем станицы Крымской. Пару раз чуть-чуть не попался немцам.

Но недолго пришлось хозяйничать врагу на Кубани. Вскоре началось наступление советских войск.

По Кубани — с боями

— Когда узнал, что наши освободили Красноармейскую, собрал вещички, и домой, — говорит бывший партизан. — Два дня погостил, повидал родственников и поступил добровольцем в шестидесятый полк девятой стрелковой дивизии, стоявший в станице. Нас маленько подучили и отправили на передовую. Всю Кубань до Керченского пролива прошли с боями.

Стрелок В.Мирошниченко за несколько месяцев получил медали «За отвагу» и «За боевые заслуги». На Тамани фронтовой путь Виктора Антоновича сделал крутой зигзаг. Причиной тому стала случайная встреча с земляком-станичником.

Десант на Эльтиген

— Рядом с нашим полком располагалась морская пехота, — рассказывает В.А.Мирошниченко. — Однажды вечером вижу — идет мой друг детства Николай Копейкин. Красавец, грудь колесом, в черном бушлате, ленты на бескозырке развеваются… Герой, одним словом. А я всегда хотел стать «морской душой». Коля парень был горячий, решительный. «Что тебе в пехоте сидеть, айда с нами! — пригласил он. — Сегодня в Крым на катерах уходим».

Здесь, строго говоря, рядовой Виктор Мирошниченко нарушил воинский устав: никому не сказав, самовольно покинул родную часть.

— Копейкин оказался ординарцем командира батальона, — продолжает ветеран. — Поэтому без проблем провел меня на катер-«морской охотник». Когда вышли в море, обратились мы с Колей к комбату и рассказали ему о моем появлении.

— Ну, ты, парень, даешь! — удивился бывалый воин. — Оставайся, что делать! Видно, судьба у тебя такая — побывать в десанте на Эльтиген.

Так В.А.Мирошниченко стал бойцом морской пехоты и защитником героического черноморского плацдарма. А в станице Красноармейской в дом Мирошниченко нагрянули контрразведчики — искали «дезертира». Спустя некоторое время один из офицеров, участвовавших в обыске, пришел еще раз и сказал: «Простите за подозрения, ваш сын не трус, а герой. Он выбрал для себя самый опасный участок фронта».

Эльтигенский плацдарм был в тот момент одной из «горячих точек» советско-германского фронта.

— Высаживались мы в штормовую погоду, — делится Виктор Антонович. — Ветер, волны и ураганный огонь немцев. Пришлось прыгать за борт, добираться до берега вброд и с ходу идти в атаку.

Советские воины захватили в районе Эльтигена «пятачок» размером три на один километр.

— Впереди с трех сторон были немцы и румыны, сзади — море, — рассказывает фронтовик. — Наступление наших войск со стороны Керчи захлебнулось, и мы остались в плотной блокаде. Каждый патрон, каждый сухарь доставляли нам с боем. Днем грузы сбрасывали на парашютах штурмовики «Илы», а ночью — девушки-летчицы знаменитого сорок шестого Таманского гвардейского авиаполка. Изредка прорывались катера.

Вскоре дневной рацион дошел до 100-200 граммов сухарей, полбанки консервов и кружки кипятка. Собирали дождевую воду. Не было теплой одежды.

— Я был вторым номером пулеметного расчета, — уточняет ветеран. — Первым — пожилой боец, которого все звали дядя Вася. Жалел он меня, часто говаривал: «Куда тебя черти занесли, сынок?!». Спас он меня в последние дни боев на плацдарме. Пошли на нас танки, и один из них — прямо на наш окоп. Дядя Вася мне кричит: «Быстро на берег, неси еще патроны!». Бегу я, а сам думаю: «Вроде хватает боеприпасов. Зачем еще?». А когда вернулся, на месте нашей пулеметной точки — груда развороченной земли. От дяди Васи и «Максима» и следа не осталось.

В начале декабря, когда ситуация на плацдарме стала невыносимой, было решено прорываться к своим на Керчь.

— От нашего батальона к тому времени остались «рожки да ножки», — говорит Виктор Антонович, — из 600 человек — несколько десятков. Поделили остатки боеприпасов и пошли в атаку. Впереди — штурмовые группы, сзади — раненые.

Удивительно, но при прорыве уцелевшим десантникам удалось даже захватить ключевую позицию немцев на керченском направлении — гору Митридат.

— Три дня мы отбивались на высоте трофейным оружием, — вспоминает В.А.Мирошниченко. — А потом вышли к морю, связали плоты из бочек, оттолкнулись и поплыли. Гребли досками. Чудом добрались до Таманского полуострова и все как один свалились на берегу. Разобрали нас по домам местные жители, обогрели, а потом доставили в медсанбат, где я провалялся два месяца с воспалением легких.

У «лесных братьев»

На фронт Виктор Антонович больше не попал — после госпиталя его направили в учебный полк, где он и встретил Победу. Но служба В.А.Мирошниченко, ставшего сержантом танковых войск, продолжалась.

— Однажды выстроили нас и говорят: «Кто хочет участвовать в ликвидации бандеровщины?», — продолжает рассказ Виктор Антонович. — Я подумал, да и сделал шаг вперед.

Вскоре сводный отряд танкистов принял участие в операциях против «лесных братьев».

— Отправили нас вчетвером на дальний хутор для агитации накануне выборов в Верховный Совет, — излагает новую историю ветеран. — Провели митинг. Селяне пригласили нас пообедать.  В разгар застолья в хату ворвались бандеровцы. За оружием руку никто не успел протянуть. Схватили нас и в сарай бросили. Всю ночь мы рыли подкоп и только под утро кое-как самого худенького из нас, Володю Нефедова, вытолкнули через лаз.

— А дэ ще одын? — удивился бандеровец, выводивший нас утром. — Сбиг? Ну, его счастье!

— Привели нас на площадь, а там — виселицы, за ночь соорудили. Думаю: «На Эльтигене не пропал, а тут по глупости приходится погибать». А бандиты рядом стоят, посмеиваются: «Устроим мы вам выборы!».

Кончилась эта история, как в остросюжетном кино. Когда на шеи советских солдат начали накидывать петли, из-за хат вырвались наши танки с десантом автоматчиков — Нефедов привел помощь. После короткого боя отряд бандеровцев был разбит. Так в очередной раз В.А.Мирошниченко чудом остался жив.

На защите закона

В 1950 году Виктор Антонович поступил в Харьковское танковое училище. После его окончания служил в Германии, потом — в Сибири. Уволился в 1960 году во время хрущевского сокращения армии в звании майора. Работал юрисконсультом в колхозе «Кубань», одновременно учась во Всесоюзном юридическом заочном институте. В 1972 году В.А.Мирошниченко пригласили на работу в органы прокуратуры. И новым фронтом для него стала борьба с преступностью. Был следователем, старшим помощником прокурора. Предлагали повышение — посылали прокурором в другие районы, но Виктор Антонович отказался, не захотел уезжать с малой родины.

— Поколение победителей должно передать молодежи свой бесценный опыт и самое главное — любовь к Родине, — считает кавалер ордена Отечественной войны II степени, обладатель множества медалей В.А.Мирошниченко. — Чтобы помнили они дедов своих, которые смотрели в лицо смерти, теряли боевых друзей, но не уронили чести и достоинства, сберегли страну для потомков!

А.Силенко

Читайте также

Загрузить ещё
Поделиться с родными Поделиться с родными Поделиться с друзьями