Подписка онлайн

И под водой на высоте…

18 марта 2009

Заря Кубани

Экипаж по команде поднялся на борт. Всё круче наклоняясь, двинулась вперед рубка субмарины, уходя, словно в тоннель, в толщу океанских глубин. Еще несколько мгновений — и снова опустела поверхность океана, блестящая под лунным ночным небом. А где-то там, под волной, могучий корабль уверенно лег на заданный командиром курс…

Героическая история российского военного подводного флота берет начало еще со времен первой мировой войны. С тех пор сменилось не одно поколение моряков, бороздящих морские глубины.

В Славянском районе тоже живут люди, которые несли службу по защите Родины на просторах мирового океана. Один из них — мичман Андрей Владимирович Стеблянов (на снимке), старшина Морского собрания нашего муниципального образования.

— Почему пошел в подводники? Честно говоря, форма очень понравилась, — лицо моряка озаряется широкой улыбкой. — А до этого хотел быть «надводником», окончил училище в Салехарде, где получил специальности второго штурмана и второго механика. Однако судьба распорядилась по-своему: служить срочную меня отправили на Камчатку, во вторую флотилию атомных подводных лодок.

С Дальним Востоком связаны следующие полтора десятка лет жизни А.В.Стеблянова. Сначала он отправился в школу мичманов во Владивосток, потом назад, в поселок Рыбачий, где базировалась десятая дивизия.

— Приезд, общежитие, первый морской поход, рождение ребенка, отпуск, встречи с друзьями-сослуживцами… Всё это навсегда останется в моем сердце как самые дорогие воспоминания, — делится наш собеседник.

Первой субмариной молодого моряка, назначенного старшиной команды радиотехнической разведки, была «К-429». А последних два года он служил на атомном подводном крейсере «Красноярск».

— Лодок подобного типа было выпущено всего десять. По размерам — как восьмиподъездный пятиэтажный дом, — продолжает рассказ Андрей Владимирович. — Сто двадцать человек экипажа, мощность двигателей полмиллиона лошадиных сил, 24 крылатые ракеты «Гранит», два ядерных реактора — мощь чувствовалась в каждой детали огромного механизма. Самый большой срок, который я провел под водой, — 78 суток без всплытия. А всего в походах был около семи лет.

В подводном флоте свято чтут традиции. Так, к примеру, возвращающийся из похода корабль на пристани встречают командующий состав, семьи моряков и оркестр, играющий «Прощание славянки». А после приветствия экипажу подлодки торжественно вручается жареный поросенок.

Интересных историй за годы службы осталось в памяти нашего земляка-подводника немало. Вот лишь одна из них. О том, как А.В.Стеблянов встретился с вероятным американским противником.

— Во время учений «Щит-89» в Тихом океане наша лодка успешно выполнила задание по условной атаке «вражеского» авианосца, — вспоминает подводник. — В районе Алеутских островов ожидали дальнейших приказов. Ночью я запеленговал в эфире противолодочный самолет военно-морских сил США, который сбрасывал в океан радиогидроакустические буйки. Мы решили взять себе один для исследования, после чего с третьей попытки затащили его на борт. Так у нас появилась односторонняя связь с американским пилотом. На английском языке я дал ему указание сбросить на участок еще десяток буйков. Тот поверил, сделал новый заход и скинул «заказ». Под покровом ночи мы затащили в лодку еще три буйка, как оказалось, новейшей модели, а остальные расстреляли.

После возвращения субмарины в родную гавань мичмана Стеблянова вызвал к себе на доклад вице-адмирал Э.Д.Балтин. Выслушав жаркий рассказ и оглядев «трофей», заместитель командующего Тихоокеанским флотом хотел было представить подводника к награде «за добычу радиотехнического вооружения вероятного противника», но вмешался особый отдел, который намеревался наказать моряка за контакт с «вражеским» самолетом. Решили не делать ни того, ни другого.

Были у него и сотни знакомств, тысячи встреч с прекрасными людьми высокого долга, одетыми во флотскую форму и беззаветно влюбленными в свое нелегкое и благородное дело.

— Акустики, трюмные, рулевые, электрики — единый организм, команда, где от умения одного зависит судьба всех, — объясняет Андрей Владимирович. — Нужно не только знать технику, но и верить в того, кто рядом. Когда уходишь в поход, все воинские звания вместе с формой остаются на берегу. Обращаться можно лишь по должности или имени-отчеству, потому что подо льдом и под водой все равны.

С сослуживцами А.В.Стеблянов и сегодня поддерживает связь. Друзья-моряки приезжают в гости из Москвы, Петербурга, Кишинева…

— Испытываешь особое чувство, когда встречаешься с ребятами, — говорит подводник. — Тебя понимают без слов. Очень хочу съездить в родной гарнизон на Камчатке, где служит мой старший брат.

Андрей Владимирович живет в Славянске-на-Кубани, часто бывает и на своей малой родине — хуторе Бараниковском. Жители Протокского поселения депутата местного Совета Стеблянова знают и уважают. Он проводит в школах уроки мужества, часто дает собственные деньги на благоустройство, помогает людям.

— Безучастным к Родине, большой и малой, к беде окружающих быть нельзя, — считает он. — На мой взгляд, это абсолютно нормально, здесь нет ничего выдающегося.

В известной морской песне есть такие слова: «Пусть темна суровая пучина, верен курс в подводной темноте! Глубина подвластна тем мужчинам, кто и под водой на высоте». А.В.Стеблянов — из таких.

Читайте также

Загрузить ещё
Поделиться с родными Поделиться с родными Поделиться с друзьями