Подписка онлайн

«Железная леди» и любящая мать

14 августа 2009

Заря Кубани

Она днями сидит за компьютером, сутками мотается по краю на своем автомобиле, обследуя строящиеся объекты, годами не ходит в отпуск. И даже на пенсии работает, работает, работает… А завтра Светлана Дмитриевна Артылякова (на снимке) отметит юбилей.

— Никогда не скрываю своего возраста, — говорит она. — И дни рождения праздную широко, потому что это шикарная возможность собрать родных и друзей. Так будет и на этот раз!

Родилась она в станице Петровской, потом родители перебрались в Славянскую.

— Я окончила сорок восьмую школу — на ее месте теперь налоговая инспекция, — рассказывает Светлана Дмитриевна. — Мечтала о романтической профессии геолога, поэтому отправилась в Новочеркасский политехнический институт, на геолого-разведочный факультет. Но не доехала.

В поезде подружка рассказала, что одноклассница, которая училась хуже, чем Светлана, поступает в университет. «Почему это она может, а я нет?» — возмутилась девушка и вышла в Ростове. Подала документы на химфак университета. Не повезло — недобрала один балл. Ехать домой? «Нет!» — снова показала характер Светлана и пошла работать на стройку.

— Первая запись в моей трудовой: «разнорабочая УНР-106 г.Ростова-на-Дону», — с гордостью показывает книжку Светлана Дмитриевна. — Была подсобницей на строительстве жилых домов для «Ростсельмаша». Жалею, что не освоила строительной специальности. Потому, наверное,  могу только руководить стройкой.
Два года рабочего стажа — и она студентка заветного факультета. Студенческая жизнь пролетела как миг — пришла пора определяться с местом работы.
— В школу идти не хотелось, — признается моя собеседница. — Однажды услышала по радио выступление первого секретаря Кемеровского обкома КПСС Леонида Игнатьевича Лубенникова. Он рассказывал о грандиозных планах развития химической промышленности и приглашал на работу молодых специалистов.

Девушка тут же находит единомышленников — и пять выпускниц университета отправляются в Кемерово. Светлане по распределению выпал коксохимический завод. За год она прошла путь от лаборанта до старшего инженера центральной заводской лаборатории. И жизнь завертелась: Светлана становится членом партии, встречает любовь, выходит замуж. Семья растет — появляется на свет дочь Ирина, потом Лейла. Молодая мама не привязывает себя к кухне, успевает создать домашний уют и еще активнее занимается наукой, общественной деятельностью, даже поет в заводском хоре.

Но тянуло на юг, и в 1969 году Артыляковы переехали в Славянск. С работой было трудно — пришлось Светлане Дмитриевне пойти лаборантом на консервный завод. Потом перешла в лабораторию ПАОС, которая вскоре стала лучшей в системе «Крайводхоза». Хорошего руководителя и грамотного специалиста приметил начальник Кубанской лаборатории автоматики и телемеханики В.Ф.Руденко и пригласил С.Д.Артылякову своим замом по науке. Помощником она оказалась надежным. Кроме того, сдала кандидатский минимум, стала соискателем на факультете защиты растений Краснодарского сельхозинститута, работала над диссертацией «Биофизика риса», была бессменным секретарем партийной организации, а еще — лектором общества «Знание». Ее работоспособность поражала многих — и как везде успевает? А между тем она ждала третьего ребенка. Но в декретный отпуск не пошла.

— В понедельник, 23 февраля 1976 года, я, как обычно, провела планерку. Почувствовала недомогание, — вспоминает Светлана Дмитриевна, — поняла, что пришло время рожать. Шофер отвез меня в роддом — в тот день в нашей семье появился сын Константин.

Всего полгода она побыла с малышом — и снова на работу.

— Несмотря на мамину загруженность, мы всегда чувствовали, что она рядом, старались ни в чем ее не подвести, — говорят уже взрослые дети.
В 1980 году, с легкой руки секретаря Славянского горкома КПСС В.С.Юрченко, стала С.Д.Артылякова экологической хозяйкой шести районов — Славянского, Крымского, Темрюкского, Красноармейского, Калининского, Абинского, возглавив в зоне активного рисосеяния гидрохимическую лабораторию Азово-Черноморского бассейнового управления. Начинала с чистого листа — ни помещения, ни оборудования. Строила, создавала современную производственно-лабораторную базу. Под неусыпным контролем лаборатории вводились очистные сооружения, создавалась система мониторинга сброса вод с рисовых систем в природные водные объекты, внедрялась система платежей за негативное воздействие на окружающую среду.

— Ох, и ссорились мы с руководителями! — теперь с улыбкой вспоминает она. — Виктор Александрович Абросимов, когда я требовала своевременной сдачи очистных сооружений, возмущался, что я превращаю «Приазоврисстрой» в трест по строительству канализационных сетей.

Но во всех рисовых поселках очистные сооружения были своевременно сданы в эксплуатацию — это ее нервы и бессонные ночи. Добрые отношения сложились с В.И.Синяговским, В.А.Абросимовым и В.А.Рябчуком, у которых и она многому училась, несмотря на свое «старшинство».

С.Д.Артылякова стояла у истоков зарождения портовых комплексов в Темрюкском районе, уделяя повышенное внимание их экологической безопасности. В 1990 году возглавила территориальный комитет по охране окружающей среды, затем, уже в новом веке, стала руководителем экспертной группы государственной экологической экспертизы Северо-Кавказского межрегионального управления по технологическому и экологическому надзору. Заслуженный эколог Российской Федерации С.Д.Артылякова ушла с государственной службы в 2007 году в звании подполковника. Но по-прежнему колесит по краю, уже как внештатный эксперт государственной экологической экспертизы.

— Почему стала руководителем? — задается она вопросом. — Наверное, судьбой так определено. Когда-то маме цыганка нагадала, что у нее будут две девочки и мальчик. И одна из дочерей станет большим человеком. Я не тщеславна, но так сложилось. Однажды мужчины крепко спорили на одном совещании, словно забыв о моем присутствии. Кто-то напомнил. Владимир Ильич Синяговский тут же парировал: «Она не женщина, она руководитель». Это значит — никаких поблажек ни в чем.

Дети окончили вузы по разным специальностям, но любовь к защите природы впитана у них с молоком матери, поэтому все в какой-то мере продолжают мамино дело: Лейла — эколог в ООО «НГТ-Энергия», Константин — в ЗАО «Сад-Гигант», Ирина контролирует земельные отношения на территории Красноармейского района.

— Маму называли «железной леди», — рассказывает Лейла. — Наверное, не зря: похоронив в течение года трех самых близких людей — мужа, маму, папу, в сорок пять лет осталась одна с тремя детьми. Мы с Ирой уже были студентами, а брат только пошел в школу. Она не сломалась. И помогли ей в этом любимая работа, друзья и огромная любовь к жизни. Мы благодарны ее друзьям и товарищам, которые не дают маме уйти в «свои года», позволяют быть необходимой другим, заряжают оптимизмом. Мы гордимся мамочкой. Была б наша воля, наградили бы ее медалью за отвагу.

А пока дети и внуки награждают ее теплом своих улыбок и желают здоровья, неиссякаемой энергии и счастья.

— По гороскопу я Лев, рожденный в год Кота. Наверное, поэтому так живуча: как бы жизнь меня ни бросала, всегда встаю на ноги, — говорит именинница.— У меня только одно заветное желание: как можно дольше быть нужной моим родным людям. В этом и вижу счастье женщины.

 

Читайте также

Загрузить ещё
Поделиться с родными Поделиться с родными Поделиться с друзьями