Подписка онлайн

С осколком в сердце

30 января 2009

Заря Кубани

Второго февраля исполняется 66 лет великой победы советских войск под Сталинградом, которая стала одним из переломных моментов второй мировой войны и яркой страницей истории доблести защитников Отечества.

К сожалению, с каждым годом ветеранов Великой Отечественной войны становится всё меньше, поэтому не будем терять времени и отправимся в гости к участнику битвы на Волге, а также Ленинградского сражения, майору в отставке Федору Никифоровичу БУРБЫКЕ (на снимке).
Девятого мая 1941 года Федор Бурбыка отправился проходить срочную службу.
— Будущее выглядело безоблачным. Столько планов и надежд было! — вспоминает фронтовик. — Решил связать свою судьбу с военным делом, поэтому и был направлен в общевойсковое училище, где меня застала страшная весть о начале войны.
В ноябре 1941 года молодой лейтенант направился на Южный фронт командиром пулеметного взвода стрелкового полка 9-й армии. Боевое крещение получил в ходе освобождения Ростова-на-Дону. Потом были тяжелые оборонительные бои под Буденновском, Малыми Салами. А близ Матвеева Кургана Федор Никифорович был впервые ранен.
— Чуть ногу не оторвало. Оказался бы немного ближе к мине, сейчас бы не беседовали, — смеется ветеран. — Из госпиталя выписали в марте — и сразу на фронт. На этот раз стал командиром роты противотанковых ружей 23-го отдельного противотанкового батальона. В ходе неудачной наступательной военной операции советских войск под Харьковом в мае 1942 года 9-я армия вместе с другими подразделениями Южного и Юго-Западного фронтов попала в окружение. Но наш батальон, понеся большие потери, с боем вырвался из котла.
Верховным командованием седьмого июля был отдан приказ: всем войскам отойти за Дон. Так началась сталинградская страница военной биографии  Ф.Н.Бурбыки. Через десять дней его подразделение заняло оборону у поселков Гнилуша и Песчаное, отражало непрерывные атаки немцев на подступах к будущему городу-герою.
— Приходилось очень туго. Немецкая авиация и танки ни днем ни ночью не давали покоя, — рассказывает Федор Никифорович. — Советские самолеты терялись в стаях «мессершмиттов». В техническом отношении у противника было некоторое преимущество. По насыщенности живой силой и количеству вооружения с обеих сторон битва поражала воображение. Каждый метр земли горел под ногами в буквальном смысле этого слова, да и  воды тоже: по Волге переправляли нефть.
А когда 23 августа немцы всё-таки пробились к реке, стало еще жарче. Сталинград начал всё больше превращаться в сплошные руины и огромную братскую могилу сотен тысяч советских воинов. Через четыре дня, чтобы хоть как-то отвлечь врага, у поселка Конный Разъезд, после серьезной артподготовки, 271-я дивизия перешла в контрнаступление, прорвала первую линию немецкой обороны. На второй линии завязался рукопашный бой, но в атаку на наши фланги пошли танки противника. Пришлось отступать на исходные позиции. В этом бою Федор Никифорович был ранен во второй раз.
Из госпиталя в начале 1943 года Ф.Н.Бурбыка попал на Волховский фронт, где в составе 147-й стрелковой дивизии 2-й ударной армии участвовал в прорыве блокады Ленинграда. Чтобы помочь голодающим жителям северной столицы, началось наступление.
— Немцы создали из бетона, стали, минных полей оборонительные рубежи, пристреляли каждый клочок земли, — продолжает ветеран. — А мы всё шли по непролазным болотам, рубили деревья, прокладывая настилы для тяжелой техники. Туманы и снегопады лишали авиацию возможности помочь наступающим. Но мы шли вперед под бесконечную канонаду орудий, похожую на нескончаемую грозу. И вот наконец 18 января фронты соединились, блокада была прорвана. Радости бойцов не было предела: солдаты обнимались, многие не стеснялись слез. А меня на следующий день ранило.
Вернулся Федор Никифорович на передовую заместителем командира 159-й отдельной штрафной роты. Об этих подразделениях в военных сводках не говорилось ни слова. Под началом Ф.Н.Бурбыки было 200 солдат и сержантов, за которыми числились полевой суд, тюрьма. Штрафники знали: только ранение или смерть снимут судимость. Формировалась рота на окраине Шлиссельбурга и участвовала в боях на самых сложных участках Ленинградского фронта, там, где наши войска несли наибольшие потери. В июне Федор Никифорович был тяжело ранен: осколок вражеского снаряда пробил нагрудный карман, в котором лежали документы, и достал до сердца. Но врачи успели спасти офицера.
А осенью чуть не вернулся в родную роту рядовым штрафником. Находясь в батальоне выздоравливающих, он исполнял обязанности начальника вещевого склада. Однажды там вспыхнул пожар, и, хотя имущество практически не пострадало, делу дали ход. Хорошо, что вовремя разобрались, признали невиновным. Однако в направлении в академию имени Фрунзе отказали.
— Может, оно и к лучшему. По крайней мере, обиды ни на кого не таю, — говорит ветеран труда, почетный гражданин города Славянска-на-Кубани. — Свою «академию» я прошел в окопах. Война  — это не сплошные подвиги и награды, а постоянный тяжелый труд и самопожертвование.
Потом офицер участвовал в освобождении Прибалтики.
Ф.Н.Бурбыка удостоен орденов Красной Звезды, Отечественной войны, медалей «За оборону Сталинграда», «За боевые заслуги» и многих других наград.
После демобилизации в ноябре 1945 года Ф.Н.Бурбыка вернулся в родную станицу Славянскую, где 12 лет проработал в финансовом отделе райисполкома. Окончив строительно-монтажный техникум, трудился на промкомбинате райпотребсоюза, главным инженером комбината стройматериалов РСУ, начальником межрайотдела капитального строительства, инженером технадзора комбината хлебопродуктов. Шесть раз избирался депутатом Славянского райсовета, возглавлял комиссию по промышленным и строительным вопросам.
Несмотря на 85 лет,  Федор Никифорович остается  деятельным человеком: участвует в работе Сталинградской и Ленинградской секций райсовета ветеранов, растит сад и воспитывает внуков патриотами.

Читайте также

Загрузить ещё
Поделиться с родными Поделиться с родными Поделиться с друзьями