Подписка онлайн

Умеющая слушать и слышать, или Как уравновесить весы Фемиды…

6 марта 2014

Заря Кубани

Она не любит смотреть фильмы о судьях. Говорит, что там всё не так, как в жизни. 

А в жизни — как? Мне довелось бывать на процессах, которые вела мировой судья Наталья Владимировна Ковальчук. Олицет­ворение беспристрастности, порядка и возмездия. Строгая, выдержанная, властная… И всё-таки — женщина…Мы же люди!

Кстати, богиня правосудия в греческой мифологии Фемида — тоже женщина, и сегодня она остается символом судебной власти. Что же отличает женщину-судью?

 — Каждое дело через душу пропускаешь, — признается Наталья Владимировна. — И невероятно сложно бывает уравновесить весы правосудия. Особенно тяжело, когда молодые попадают по глупос­ти, а наказание приходится выносить серьезное. Очень жаль тех, кому на роду написано: «Туда тебе и дорога». Это или сироты, или молодые люди, которые росли, словно бурьян, никому не нужные. Душа на части рвется, потому что знаешь: первое наказание — только начало… Такое же чувство вызывают бомжи. Растратил человек ценности. Сначала семья рухнула, потом жилья лишился — и покатился по наклонной. А помочь ему уже нельзя. Много сил и времени отнимают межевые споры. Делят часто сантиметры. Нередко — пожилые люди. По сути спор не имеет смысла. Но для них тяжба становится смыслом жизни. Как правило, тут очень тяжело прийти к компромиссу. 

В большинстве случаев она понимает, кто прав, кто виноват, как только люди появляются на пороге кабинета. Рассерженные, обиженные, уверенные в своей правоте! И задача судьи — настроить их на конструктивный диалог…

— Мы же люди, давайте разговаривать, слушать и слышать друг друга, — призывает она. — Давайте найдем в себе силы и закончим конфликт. Но единицы из тысяч ведут себя адекватно. В суде должна присутствовать выдержанная состязательность. Один выступает — другой слушает. Однако редко кто выдерживает — перебивают друг друга, грубят. Поясняю, что беседа неконструктивная, результата не будет. Иногда произношу: «Вы плохо воспитаны!» Многих это обижает. А ведь если бы в обществе соблюдался принцип состязательности, уважительного отношения к мнению другой стороны, конфликты решались в конструктивной беседе, то многие до суда бы не доходили. К сожалению, каждый день мы становимся свидетелями отсутствия должного воспитания — нравственного, духовного, правового. 

Судья часто апеллирует к народной мудрости: чем дальше в лес, тем больше дров; лучше худой мир, чем хорошая война. И очень радуется, если удается стороны примирить. По уголовным делам редко мирятся без условий — обязательно возмещение морального вреда. Удовлетворяются, что получили деньги, извинения, а также тем, что в решении конфликта участвовала власть.

— Печально, что в последнее время появилась новая категория дел: дети поссорились, подрались — родители идут в суд, — продолжает судья. — Ребята уже забыли о конфликте и помирились, а мы вынуждены их допрашивать. Родители не понимают, что это невероятный стресс для их чада. Каждый должен понять: воспитывать нужно своего ребенка, чужого не имеешь права касаться. Подрались дети — не подзатыльники отвешивайте обидчику, а идите к родителям, разговаривайте, исправляйте ситуацию. Но беда в том, что люди разучились разговаривать. Чаще — орут, да еще и нецензурно. Даже в присутствии детей, даже в суде. Иногда такие баталии в коридоре устраивают! Так одно дело порождает другое… Среди гражданских дел чаще приходится рассмат­ривать иски по взысканию задолженности за жилищно-коммунальные услуги. Я этих должников уже в лицо помню — годами одни и те же. И что удивительно, среди них немало состоятельных людей. Просто считают, что жить можно в долг. Тоже воспитание, вернее, его отсутствие. 

Роль судьи — осудить, то есть определить, кто прав, кто виноват. 

— Но не хочется, чтобы человек тупо подчинился решению суда и ушел с чувством, что его «засудили», — говорит моя собеседница. — Поэтому разъясняю, чтобы люди поняли, в чем не правы.

Работа — любимая

Ее мама, известная в городе судья Людмила Петровна Аграфенина, очень хотела, чтобы старшая дочь стала медиком. 

— После восьми классов повезла она меня поступать в медучилище, — вспоминает моя собеседница. — Я подчинилась, даже документы сдала. Но потом набралась смелости и сказала: «Мама, я тебя люблю, но медиком не буду!» Окончила школу и пошла на юридический. Поступала три года! Конкурсы были сумасшедшими, требовался стаж по специальности. Мама молча наблюдала, когда мне это надоест. 

Но она упорно шла к мечте. Готовилась к экзаменам и работала секретарем в суде, потом — в ГАИ. Успела выйти замуж, родить сына и наконец поступила. Конечно, пришлось перевестись на заочное. Когда Станиславу исполнилось два года, Наталья пошла рядовой в отдел дознания ОВД. Через восемь лет капитан Ковальчук ушла с должности старшего следователя следственного отдела в мировые судьи.

— Работа в милиции — это школа жизни, школа профессии. Дежурства, тревоги, построения, сдача нормативов, стрельба — всё было очень интересно, — улыбается она. — Я и нынешнюю работу люблю не меньше. Но это уже другой статус, это кардинально меняет образ жизни, тем более, в нашем маленьком городе. Тут каждую минуту помнишь, что ты — представитель власти. Подследственные, истцы, потерпевшие — их я встречаю каждый день и за пределами рабочего кабинета. По итогам любого процесса одна сторона удовлетворена, другая — недовольна. Бывают и угрозы, жалобы. Очень болезненно реагирую. Не согласен с решением — опротестуй, но не нужно сюда приплетать личность, выливать на судью ушат грязи. Обидеть человека — элементарно…

Отдых — активный

У судьи очень большая нагрузка: с утра до трех — судебные заседания, каждые полчаса — новое. Потом — написание решений, подготовка к судебным заседаниям.

— Конечно, рабочего дня не хватает — приходится жертвовать личным временем, — говорит Наталья Владимировна. — Как отдыхаю? Очень люблю читать газеты! Мама привила эту любовь. Если «Российскую» не прочитаю от корки до корки, больная хожу! А еще спасает активный отдых, лежать на диване — не для меня. Жизнь на виду меняю на другую — еду туда, где нет знакомых. Фитнесом занимаюсь — взрослые дети должны видеть спортивную, активную маму. Я очень мобильная! Недавно младший сын в этом убедился в очередной раз. Сидим — смотрим Олимпийские игры. Говорю: это неправильно, что Олимпиада проходит в нашем крае, а мы перед телевизором. И на выходные, прихватив подругу, отправляемся в Сочи! Получили невероятное удовольствие! Чистота, красота и ощущение российской мощи. Иностранцы на нас оглядывались, когда мы дружно скандировали: «Россия, вперед!». Люди предупредительны и внимательны друг к другу. Никакого алкоголя, но все веселы! Вот бы так всегда! С семи до двенадцати ночи на ногах, а в шесть утра подъем — и на Красную Поляну, на соревнования по горным лыжам. Сын, которого еле разбудили, выдал комплимент: «Ну, вы неубиваемые, русские женщины!».

Дети по примеру мамы тоже любят спорт. Старший увлекался баскетболом, уехал в пятнадцать лет в школу олимпийского резерва, остался в столице. Младший готовится к поступлению в пограничное училище, станет юристом в третьем поколении.

— Не жалко отправлять детей далеко от дома? 

— Их дед в двенадцать лет в суворовское училище пошел. Там учат жить в коллективе, подчиняться команде, да и работа мужская — быть сильным, выносливым, Родину защищать! — уверена Наталья Владимировна. — Хорошая мама — та, которая понимает, что чем раньше мальчик упорхнет из-под ее крыла, тем быстрее станет мужчиной.

* * *

…За окном серело, рабочий день давно закончился, а мирового судью ждали дела… Я ушла, а она приступила к их изучению, чтобы завтра надеть мантию и от имени государства на весах правосудия взвесить добро и зло, найти компромисс и вынести справедливое решение, как бы сложно это ни было…

Ольга ОСИПОВА

 

Читайте также

Загрузить ещё
Поделиться с родными Поделиться с родными Поделиться с друзьями