Подписка онлайн

Дорогой мой человек

22 февраля 2014

Заря Кубани

Их осталось так мало, ходивших в атаку… Тех, кому мы обязаны всем. И каждая встреча с представителем поколения победителей для меня, внука солдат той великой войны, — на вес золота.
 

Живой учебник

По его биографии лучше, чем по учебнику, можно изучать историю СССР, Великой Отечественной, да и всей второй мировой войны. Афанасий Федорович Лелис —  ровесник комсомола. 95 лет! В 1939 году сын крестьянина-бедняка из Одесской области стал красноармейцем. А снял форму майора в 1960 году, уволившись из воинской части в г. Славянске-на-Кубани. Между этими армейскими вехами —  служба на границе с Ираном, тяжелейшие оборонительные бои в районе Харькова и Ростова-на-Дону, величайшие в истории человечества Сталинградская и Курская битвы, освобождение Прибалтики. Вместе с другими советскими бойцами он ставил точку во второй мировой войне, громя японцев в Маньчжурии. Легко кружиться в знаменитом вальсе «На сопках Маньчжурии», но выбить отчаянно, фанатичнее немцев, сопротивлявшихся самураев с крутых сопок было чрезвычайно сложно. Там, в Китае, в Порт-Артуре, и встретил ее, единственную, медсестру Машу. Она тоже прошла всю войну. С Марией Яковлевной Афанасий Федорович прожил до ее ухода в мир иной 51 год. Полвека семейного счастья! С 1955 года —  служба в воинской части Славянска. В 1960 году военный связист становится гражданским — начальником производственного отдела почтамта. Возглавляет секцию участников Курской битвы в районном совете ветеранов. В 1990 году окончательно ушел на пенсию, а общественную работу вел до 2008 года —  до 90 лет! Если бы не досадная травма, и сейчас занимался бы этим.
Я горжусь!

Каждый раз Девятого мая на возложении цветов к Вечному огню на мемориале в сквере Памяти я ищу глазами Афанасия Федоровича. Чтобы поклониться, поздравить, поблагодарить за победу. Два раза он был дорогим гостем на моей авторской программе «Кстати». Постоянно созваниваемся. А.Ф.Лелис радуется успехам «Зари Кубани» и ее журналистов. А я всякий раз радуюсь, когда вижу его, слышу его голос. Никогда не видел своего дедушку по отцовской линии —  солдата Великой Отечественной. Разговаривая с Афанасием Федоровичем, я беседую и со своим дедом. Глядя в глаза А.Ф.Лелиса, вижу глаза всех героев-победителей. И мысленно умоляю живых: пожалуйста, не уходите!
Все годы знакомства с Афанасием Федоровичем мы приветствуем друг друга «паролем»: дорогой мой человек. Вот и сейчас, у него дома, обмениваемся этим «позывным». Заготовил для завершения беседы вопрос: «Вы следите за Олимпиадой в Сочи?». А ответ получил сразу, войдя в госте
приимный дом А.Ф.Лелиса: он смотрел по телевизору хоккей с учас­тием российской сборной. Болел за наших так, будто сидел не в инвалидной коляске, а на трибуне стадиона. Пусть только так и болеет, человек, знакомством с которым я горжусь!
Наши выиграли! Радость! Фронтовые сто граммов за победу. А был ли у моего дорогого человека радостный момент на войне?
— Победа в Сталинградской битве! —  не задумываясь, отвечает мой собеседник. —  Мимо нас вели тех, кто рассчитывал на молниеносную войну с Советским Союзом —  оборванных, замерзших, жалких…
При этом случился страшный эпизод, который Афанасий Федорович не может забыть. Он спросил на своем родном молдавском языке у одного из пленных румын:
— Ты зачем пришел сюда? Почему убивал?!
— Я не убивал! —  панически взмолился «завоеватель». —  Просто работал.
У одного из сове
тских солдат сдали нервы, он выхватил у конвоира автомат и пустил очередь по колонне пленных. Офицер пресек самосуд, но двое из армии Паулюса были убиты, несколько человек —  ранены.
И это — тоже правда о войне.
— А какой момент был самым страшным?
— Отступление из Ростова-на-Дону, — отвечает фронтовик, и на его глаза наворачиваются слезы. 
Надо было срочно переправиться на противоположный берег. Кто как может: моста нет, плавсредств — тоже. Он видел, как его боевые товарищи тонули, не достигнув другого берега широкого и такого не тихого Дона. А.Ф.Лелис вообще не умел плавать. И тут к месту стихийной переправы подскакала наша конница. Афанасий схватился за сапог одного из кавалеристов, наездник стал поддерживать красноармейца одной рукой. Так лошадь и два бойца очутились на спасительном противоположном берегу.
— Провидение?
 —  спрашиваю.
— Я атеист, — убежденно говорит 95-летний ветеран. И неожиданно добавляет: — Однако патриарха Кирилла уважаю —  умный, искренний человек.
— А если начать жизнь заново? —  захожу с другой стороны. Выбрать иную, более спокойную эпоху?
— Нет! —  тут же твердо возражает кавалер двух орденов Красной Звезды, трех —  Отечественной войны (из них два — первой степени), награжденный множеством медалей, в том числе двумя китайскими. —  Свою судьбу на другую не поменял бы.
— Ну скажите, дорогой мой человек, — не унимаюсь я. —  Скажите с такой верхотуры —  95 лет! Что в этой жизни главное?
— Родина и семья.
Соль земли
У него трое детей, пять внуков и семь правнуков. Одна из внучек озвучила мою мысленную мольбу:
— Дедушка, сколько себя помню, вы всегда были. Не представляю нашу большую семью без вас. Живите долго!
Как без соли земли, 
без опоры нам быть-то?
Вы подольше, пожалуйста,
с нами живите.
Нет, никто не забыт 
и ничто не забыто…
Умоляю вас: не уходите!
* * *
Прости, дорогой читатель. Получилось личное. По-другому о поколении моих дедушек-фронтовиков писать не могу.

 

Читайте также

Загрузить ещё
Поделиться с родными Поделиться с родными Поделиться с друзьями