Подписка онлайн

Учителя работают везде, даже в …школе

10 марта 2011

Заря Кубани

Не секрет, что профессия педагога не слишком популярна у молодежи. Среди учителей бытует выражение, немыслимое в советскую эпоху: «Выпускники педвузов работают везде, иногда даже в школе». Попытаемся разобраться, почему в школах так мало молодых учителей.

Кадры «взрослеют»

«Серьезной проблемой отрасли является заметное взросление педагогических кадров, — утверждается в отчете управления образованием районной администрации по итогам 2010 года. — В течение последних двух лет доля педагогов в возрасте от 50 лет и старше остается стабильной… Ситуация по обеспечению образовательных учреждений молодыми педагогическими кадрами имеет крайне низкую положительную динамику. Острой проблемой является нехватка учителей-предметников — химии, биологии, физики, географии, музыки».

Сегодня каждый четвертый учитель Славянского района (всего их более тысячи) перешагнул полувековой рубеж. Ситуация — отчасти парадоксальная. В городе есть государственный пединститут, ежегодно выпускающий десятки специалистов, а доля молодых педагогов в школах нашего района в 2010 году составила всего семь процентов. Радует только, что в 2009 было еще меньше — пять процентов.  Возникает резонный вопрос, озвученный гостем сайта «Зари Кубани»: «Какова, интересно, статистика процента пришедших на работу в школу относительно количества выпускников?».

Что думают по этому поводу будущие педагоги, которым через год—два получать диплом учителя?

— Я сейчас на практике, очень нравится работать в школе,  — делится четверокурсница СГПИ Виктория Селявкина. — Но в том, что после получения диплома стану учителем, пока не уверена.  Я староста, в моей группе 15 человек, но из них связать свою жизнь со  школой собирается всего пара ребят, да и те сомневаются в своем выборе.

Пищу для размышлений дает и анализ  анкет по трудоустройству и занятости студентов-выпускников 2010 года, вывешенный на сайте СГПИ. На вопрос: «Самое важное при выборе работы?» — из 38 студентов факультета истории и юриспруденции 18 ответили: «Хорошая зарплата», 16 указали на «возможность карьерного роста». А вот на варианте «возможность работать по специальности» остановился всего один человек!

«С чего вы решили, что в СГПИ приходят, чтобы стать учителями? — замечает по этому поводу еще один гость нашего сайта под ником СГПИ. —  Большинству нужен диплом о вузовском образовании, а не карьера в качестве маленького винтика системы образования». 

Историк-пищевик

Но всё не так просто. Очень многие из тех, кто в школу всё же пошел, через год—другой уходят из образования в другие, более «прибыльные», отрасли (признаюсь, сам такой!). Часто встречаю товарищей по учебе в СГПИ и не перестаю удивляться калейдоскопу профессий, освоенных за пять лет выпускниками истфака. Кого только среди них нет! Милиционеры, кадровики, сотрудники юридических фирм, программисты, работники торговли… Совершеннейшей экзотикой в этом перечне смотрится должность начальника майонезного цеха! Пожалуй, только в России можно пять лет изучать древнегреческие амфоры и эволюцию Шумеро-Аккадского государства, а в итоге занять руководящую должность в пищевой промышленности.

На сайте «Зари Кубани» по этому поводу произошла нешуточная дискуссия между представителями двух поколений.

— У молодежи — ни знаний, ни желания, — заметил один их гостей сайта. —  Тех, кто хочет преподавать, — единицы, а остальные учителя в кафе покуривают со своими  учениками и ученицами.

Молодые отмалчиваться не стали.

— Конечно, опять вам молодежь плохая, а все, кому за сорок — всегда в белом, — взорвался АбрекЪ. — Тайну открою: вся наша система образования построена так, чтобы максимально отбить охоту работать в ней молодому специалисту. Остаются только фанатики-патриоты или изощренные приспособленцы. Сами же пишете о засилье педагогов-бюрократов со стажем. Знакомая девица, потомственный учитель, отличница,  пошла в 2010 году в школу, говорит: «До конца учебного года дотерплю — и рассчитаюсь: зарплаты нет, свободного времени нет, бумаг валом, общественной нагрузки — выше крыши. Я что, без школы эти семь тысяч не заработаю?».

— И чего вы тогда спрашиваете, почему молодежь в школу не идет? — резонно вставил реплику поручик Галицын. — Какой маньяк на такую каторгу согласится? Еще спросите, почему учителей-мужчин в школе нет. Вот и получается, что в школу идут от безысходности — «никуда без блата не взяли» либо всякие случайные люди, плюс небольшой процент прирожденных учителей.

— Даже прирожденные учителя иногда приходят в школу, разочаровываются и уходят, — добавил гость 5768.

Диалог с «отступницей»

— Энтузиазма хватает до первой зарплаты, — соглашается с мнением пользователей сайта выпускница СГПИ 2010 года, учитель сельской школы Анна Г. — Профессия сложная, требует самоотверженности. Работать с детьми в современных условиях далеко не просто, требования к педагогам в условиях реформы образования повышаются.    

— А возможность выиграть грант или конкурс не стимулирует повышать квалификацию, самосовершенствоваться?

— Эти регалии — призы в конце марафона длиной в несколько лет, на протяжении которого нужно одержать еще немало промежуточных побед. Не у всех хватает терпения и сил, у меня — тоже. Скорее всего, этим летом из школы уволюсь.

Конечно, не все такие, как Анна. Например, другая выпускница СГПИ Юлия Булах из школы № 3 своей профессией довольна.

— Всегда мечтала стать учительницей, — делится она. — И в институт поступила по велению сердца, и работа понравилась с первых дней. Уже через год приняла участие в районном конкурсе «Учитель года», повысила разряд, стала педагогом высшей квалификационной категории. Зарплата устраивает, и отношения в коллективе отличные.

Побольше бы таких, как Ю.Булах! Но будем реалистами. Увы, случаев, когда вчерашние выпускники педвуза не выдерживали нагрузок и уходили в другие сферы, немало. Есть и другие причины «бегства» молодежи из школы. Выражаясь канцелярским языком отчета управления образованием, «привлечение молодых специалистов для работы в сельской местности осложнено отсутствием ведомственного жилья, свободным распределением по окончании учебы в вузе». 

— Анкетирование молодых педагогов, проведенное крайкомом отраслевого профсоюза, показывает, что 86 процентов из них не довольны уровнем оплаты труда, — отмечает председатель Славянской районной территориальной организации  профсоюза работников образования и науки Зинаида Леонидовна Колотенко. — Остро стоит и жилищная проблема: более половины молодых учителей и воспитателей не имеет собственного жилья. В среднем лишь один человек из двадцати пяти является участником краевых и федеральных программ по улучшению жилищных условий. 

В начале нынешнего учебного года директор школы № 54 хутора Деревянковки А.С.Казуб сбился с ног, подыскивая учителя-математика.

— Я и сам отлично понимаю причины, — говорит Александр Сергеевич. — Школа малокомплектная, нагрузка маленькая. Соответственно и зарплата невелика. Когда потенциальные претенденты на должность узнавали, что хутор не газифицирован и от него 70 километров до районного центра, сразу отказывались от таких «заманчивых» перспектив. Пришлось просить педагога, ушедшего на пенсию, выйти на работу хотя бы на первое полугодие.

Что делать?

— Необходимо поддерживать желание молодых учителей работать с детьми, — убеждена начальник управления образованием районной администрации Елена Алексеевна Князькова. —  Когда я работала директором школы, всегда находила возможность выплачивать молодежи стимулирующие надбавки, пусть небольшие. Сегодня руководители школ успешно ищут выход из ситуации: кто-то подбирает и приглашает молодых специалистов, к кому-то они сами приходят на работу. Наша первоочередная задача — сделать эту тенденцию стабильной, предпринимая меры для омоложения педагогического состава школ. Еще одна прекрасная мотивация для молодых педагогов остаться в профессии — гранты для лучших творческих педагогов.

Есть и другие пути.

— Нашим профсоюзом внесено предложение дополнить проект Федерального закона «Об образовании в РФ» пунктом о праве педагогических работников на первоочередное предоставление социального жилья,  — сообщила З.Л.Колотенко. — Это может стать мощным стимулом для молодых учителей.

Многие связывают улучшение положения с молодыми кадрами с грядущим преобразованием школ в автономные учреждения. Новый статус даст образовательным учреждениям право получать деньги за счет оказания внебюджетных дополнительных услуг на базе имеющейся муниципальной собственности, позволит выявить внутренние резервы и обеспечит новыми возможностями развития.

Мнение эксперта

— Если у молодого человека нет педагогического дара, никакая, даже огромная, зарплата не удержит его в школе, — считает ветеран отрасли Людмила Владимировна Малетина, возглавлявшая в 1984—1997 годы районный отдел, а потом и управление образования. — Мне всегда было жаль тех, кого в школу приводило не педагогическое призвание, а стечение обстоятельств. Проблему утечки кадров необходимо решать комплексно. И здесь играет роль не только размер зарплаты и престижность профессии. Когда я работала директором школы, всегда была рада молодежи. Существовал институт наставничества как технология адаптации молодого учителя в течение первых лет работы в школе. Причем помогали педагогу освоиться в профессии не только методически, но и вовлекая его в общественную жизнь, создавая комфортный микроклимат в коллективе. Необходимо усилить и профориентационную работу среди старшеклассников, чему сегодня не всегда уделяется должное внимание. Ведь учителем дано стать далеко не каждому — им надо родиться. Остается надеяться, что новации благоприятно скажутся на положении дел в отрасли и талантливая учительская молодежь всё-таки пойдет в школу.

С.Письменный

От редакции

Проблема, поднятая в материале, сложна и многоаспектна, поэтому в продолжение темы планируется серия публикаций. Приглашаем читателей к серьезному разговору. Расскажите о своем видении ситуации и поиске выхода из нее.

Читайте также

Загрузить ещё
Поделиться с родными Поделиться с родными Поделиться с друзьями